Встреча Президента ПМР Вадима Красносельского с журналистами (стенограмма)

Встреча Президента ПМР Вадима Красносельского с журналистами (стенограмма) Фото: пресс-служба Президента ПМР

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Добрый день, уважаемые дамы и господа, журналисты. Рад вас сегодня видеть, поговорить с вами. С последнего живого общения прошло не так много времени, но произошло много событий, которые требуют объяснения. Я готов ответить на любые вопросы. Не стесняйтесь, задавайте вопросы. Вы знаете: что волнует вас – волнует приднестровцев. Вы изучаете соцсети – это тоже важно. Поэтому, пожалуйста, вам слово.

Игорь Авренев, ТСВ

Вадим Николаевич, хотелось бы получить сначала общую оценку. Как Вы оцениваете то, что происходит сейчас у наших соседей с одного берега Днестра, через границу, что происходит у соседей на Украине, как это касается Приднестровья? Ваши прогнозы, может быть, что будет дальше.

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Сложный вопрос, откровенно скажу. Я еще задолго до боевых действий говорил: то, что происходит между Россией и Украиной лично для меня трагедия, как, думаю, для любого нормального человека. То, что произошло 24 февраля, – это, наверное, стало кульминацией. Я сторонник того, что нельзя оценивать ситуацию и смотреть на мир через замочную скважину. Мы видим последнее яркое событие – это боевые действия между Россией и Украиной. Да, это событие. Но за ним стоят и другие события, которые привели к этой кульминации. Люди грамотные и могут разобраться в ситуации.

Если, например, оценивать данные события, надо брать, может быть, историю с 2014 года (это 8 лет), а может быть, историю с момента распада Советского Союза (это 30 лет), а может быть, историю начиная с 17 года, с момента совершения февральского и октябрьского переворотов. К глобальным событиям, которые происходят сегодня, ведут причинно-следственные связи и нити прошлого. Можно было бы вспомнить более раннюю историю, но этого мы не будем делать. Еще раз говорю о том, что я привык видеть историю объемно, глобально. Я привык соединять события и искать причинно-следственные связи между ними. Я сторонник той мысли, что, к сожалению, февральский и октябрьский перевороты, гражданская война на территории Российской империи имеют свое продолжение на день сегодняшний.

Давайте порассуждаем. Просто факты. Февральский и октябрьский переворот – 1917 год. Потом начало гражданской войны, которая якобы официально закончилась в 1923 году. Но реально она не закончилась в 1923 году. Потом было преследование людей по классовому признаку, потом были преследования целых народов, таких как казачество, потом были репрессии. 1933, 1937, 1938 годы – это тоже элементы гражданской войны. Можно по-разному их расценивать. Кто-то воспринимает нормально. Я не навязываю свое мнение, просто говорю про факты, про правду, про истину. Потом была Великая Отечественная война – величайшая трагедия всего человечества, где, к сожалению, на сторону нацизма и фашизма перешли порядка 8 миллионов соотечественников Советского Союза, которые воевали против Советского Союза. Это тоже был элемент гражданской войны, к сожалению. У всего этого, конечно, корни февральского и октябрьского переворотов. А потом – послевоенное время, опять трагедия народов: калмыцкого народа, крымско-татарского народа, кавказских народов и т. д. Выселение их с их территории – это тоже элемент гражданской войны. А потом, где-то с середины 50-х годов до 1988 года был мир. Мы свидетели этого мира. Мы жили в счастливое время. Я жил в счастливое время – время хорошего Советского Союза, достойного Советского Союза, который умел себя защитить, защитить своих граждан, где не было гражданских войн либо гражданского противостояния. Хотя были, конечно, свои проблемы, но люди этого не ощущали, люди ощущали мир. И как только была ослаблена коммунистическая партия, которую возглавили совершенно посторонние люди, опять началось гражданское противостояние. Это как раз 1988 год.  Это привело к распаду Советского Союза — скажем так, второму этапу распада Российской империи. И все. И покатилась опять гражданская война по территории уже бывшего Советского Союза как правопреемника Российской империи. И то противостояние, которое мы видим на сегодняшний день, я считаю элементом гражданского противостояния. Люди разных национальностей воюют – что с одной стороны, что с другой стороны. А гражданская война – она очень кровопролитна и беспощадна по определению. Если вы посмотрите на историю всех гражданских войн, такие войны очень отличаются от иных войн. Ну как это все назвать? Конечно же, трагедия, историческая глобальная трагедия. К революции надо относиться очень осторожно. Можно революцию назвать очень красивым словом, но любая революция, как плесень – она разъедает и общество, и умы людей, и государства. И этому есть масса подтверждений. Эволюция – другое дело.

Как влияет на Приднестровье? Ну конечно же, влияет на Приднестровье. Вокруг пламя войны, мы в весьма уязвимом состоянии. Маленькое Приднестровье. Соседи. Конечно же, на нас влияет происходящее. На экономику влияет, само собой разумеется. Но экономика экономикой, разберемся. Трудно, конечно, но разбираемся. Самое главное – сохранить мир на нашей земле. Мир. Народ Приднестровья прекрасно знает, что такое война, что такое кровь, что такое потери, и не желает этого. За 30 лет мы создали многонациональный приднестровский народ, миролюбивый  народ, который не желает зла нашим соседям – ни Украине, ни Молдове. Поэтому мы поддерживаем нейтралитет во всей этой ситуации, и мы не опасны для наших соседей. Это надо понимать.

Игорь Авренев, ТСВ

Если послушать украинских политиков, то очень часты высказывания, что они опасаются, что здесь будет второй фронт, что Приднестровье нападёт на Украину, что Приднестровье буквально готово вот-вот это сделать, что вся немногочисленная армия Приднестровья миллионную Одессу готова атаковать. Как доказать нашим соседям, что мы не собираемся ни на кого нападать?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Здесь доказывать ничего не надо. На самом деле, все, кто делает такие заявления, и украинские политики разного ранга, они прекрасно понимают невозможность нападения Приднестровья на Украину. Мне кажется, что эта информация, которая сливается в Украине, все эти заявления – исключительно для внутреннего украинского потребителя, чтобы украинский социум чувствовал опасность, якобы исходящую от Приднестровья. Вот и всё. Я думаю, что вся эта истерия, которая есть в Украине, к сожалению, она искусственно создана для внутреннего потребителя. Конечно, это влияет на нас, наши люди тоже реагируют. Ещё раз говорю: все прекрасно понимают истинные факты, правду о невозможности нападения Приднестровья на соседнюю Украину. А то, что я наблюдаю, это совсем для других целей делается. Несомненно.

Владимир Сандуца, РИА «Новости»

Мы слышали о том, что Приднестровье не собирается нападать на Украину, не представляет угрозы для Украины. Как Вы прокомментируете то, что на Украине иногда звучат призывы оккупировать Приднестровье, «долбануть» по Приднестровью, «зачистить» Приднестровье и другие самые невероятные призывы?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Я уже сказал, по большому счету. На мой взгляд, эта риторика – для внутреннего потребителя. Это чистейшие провокации, они к добру не приведут. Надеюсь на здравомыслие, в конечном итоге, тех, кто принимает решение. Одно дело говорить в сетях, за компьютером, делать заявления, пальцами щелкать – это одно, а принимать решения – это другое. И брать ответственность за эти решения. Думаю, что здравый смысл восторжествует у тех людей, кто принимает решения.

Сразу хочу прокомментировать те теракты, которые произошли в Приднестровье. Нападение на Министерство госбезопасности, на воинскую часть, атаки на предприятие «Маяк» российское (две атаки), стрельба возле складов в селе Колбасна. Конечно, все эти события имеют причинно-следственные связи, связаны между собой. Какая цель любой террористической атаки? Нанесение ущерба, может быть, даже второстепенно, а первостепенная задача любого террористического акта – это посеять панику, создать нестабильность в регионе, в данном случае в Приднестровье. Насколько достигнута цель, не знаю. Паники у нас нет. Вот сейчас в сетях – паника. В Приднестровье паники нет.

Паника – это когда разносят магазины. Показывают новости Северной Америки либо Европы: ветер сильный подул или дождь сильный пошел, там раз – и сразу грабят магазины. Вот это называется паника, понимаете? А у нас паники нет. У нас даже не раскупают продукты питания. Это было на начальном этапе, потом люди успокоились, и все в прежнем режиме.

Конечно, часть населения небольшая выехала в Молдову. Я не упрекаю этих людей. Каждый делает выбор сам. Мы не сдерживаем людей, никакую мобилизацию не объявляем, не запрещаем выезжать молодым людям. Пожалуйста, делайте выбор сами. Я убежден, что уезжает малая часть, а большая часть должным образом воспринимает реалии ситуации. Да, конечно беспокоится, конечно, переживает, но, тем не менее, остается жить здесь, в Приднестровье, и готова защитить Приднестровье в случае необходимости. Это не паника, нет. Есть реакция, но это не паника.

У нас порядка 25 тысяч граждан Украины, которые прибыли к нам как беженцы. Выехало всего лишь порядка полутора тысяч с нашей территории после всех этих событий. То есть даже эти люди остались, которые напуганы и так. Это тоже показатель.

Кто за терактами стоит? Мы ответим на данные вопросы в процессе расследования уголовных дел, которые возбуждены по таким составам, как терроризм, угроза убийством и так далее. Нападавшие дали нам хорошую фактуру для дальнейшего разбирательства. Подготовлен фильм уже по некоторым результатам оперативно-следственных мероприятий, где мы кое-что покажем. А кое-что это что? Это отпечатки пальцев, которые изъяты, это генетические экспертизы, которые проведены по тем биопробам, которые изъяты со всех устройств, которые применялись и которые не стоят на вооружении в Приднестровье. Я приоткрою чуть-чуть. Допустим, при нападении был использован гранатомет 2018 года выпуска. Таких нет физически здесь в Приднестровье. 2018 года выпуска вооружения нет на территории Приднестровья и быть не может. Ни в российской армии, ни в приднестровской армии. Или пример: дрон следовал, там же память ведь осталась. В самом дроне есть память, которая фиксирует траекторию прохождения по той или иной территории через систему GPS. Это тоже нам всем известно – где он находился, где он взлетал, где его собирали и так далее. Это все уже материалы уголовного дела. Мы нарабатываем материал, собираем фактуру. Однозначно, это даст свой результат. Рано или поздно мы назовем тех, кто за этим стоял и кто совершал данные преступные деяния. У нас процент раскрываемости очень высок в Приднестровье, у нас есть профессионалы, которые умеют раскрывать преступления с использованием всех научно-технических достижений в плане расследования уголовных дел. Мы применили их здесь, поэтому у нас уже есть уголовное дело в нескольких томах по наработанным материалам.

Хочу предупредить тех, кто надумает так пошутить, совершить подобное: все станет на свои места, все будут привлечены к ответственности. Заниматься этим не надо.

Владимир Сандуца, РИА «Новости»

Ещё один вопрос Вадим Николаевич: после этих, мягко говоря, попыток терактов, кроме введения «красного» кода террористической опасности, какие меры ещё приняли, в том числе в Вооружённых силах повысили боевую готовность с постоянной на повышенную?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Это не как бы террористический акт. Это настоящие террористические акты. Поэтому был введён «красный» уровень опасности террористической угрозы.  Он предписывает всем силовым структурам, в том числе Министерству обороны, заниматься определёнными задачами, выполнять определённые пункты. Но перевод Вооруженных сил на повышенную боеготовность не предполагает. В принципе, мы комплекс мероприятий выполнили, люди находятся на дежурстве, охраняют особо важные объекты, выставили блокпосты и т. д. Я не буду называть все меры, это, может быть, никому не интересно, но, тем не менее, все занимаются своими делами. Данный код введён до 10 мая. Он предполагает не проводить широкомасштабные  массовые мероприятия – это понятно, почему. К сожалению, и 9 Мая, как мы запланировали, отпраздновать у нас не получится. К моему величайшему сожалению, мы не проведём военный парад и широкомасштабное шествие Бессмертного полка. Но люди будут выходить с портретами, это нормально. Я и сам выйду с портретом. Но, тем не менее, массовых акций у нас не будет. Все, что предполагается указом Президента и по отдельным приказам, инструкциям по каждому министерству и ведомству, всё выполняется. На сколько будет сохранен «красный» уровень опасности – время покажет.

Виктор Савченко, Первый Приднестровский телеканал

Вадим Николаевич, для того, чтобы сложить этот пазл мира, которого так хочет Приднестровье, важно уяснить для себя и позицию руководства Молдовы. Понятно, что цель провокации, об этом говорят многие эксперты, в том числе и в попытке вовлечь Молдову в военный конфликт. У соседей запустили акцию «Молдова за мир» и т. д. Тем не менее, опасения существуют. Сейчас говорят о европейских офицерах, которые должны охранять молдавские границы. Вы встречались на Варнице с советником Президента Санду. Можно ли сказать, что существует взаимодействие, которое может нас убедить в том, что и Приднестровье, и Молдова настроены на мир.

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Конечно, трудно говорить за соседей. Это даже неправильно. Выражу своё мнение. Как уже сказал ранее: Приднестровье знает, что такое война — кровь, потеря близких, разрушения и т. д. Я так предполагаю, что и Молдова извлекла уроки из 1992 года. Конечно, есть кучка реваншистов, нацистов, националистов, фашистов. Они есть, но они малочисленны на самом деле. Я всё-таки вижу, что молдавский социум, люди против войны. И мнение людей здесь не преодолеть. И я предполагаю, что те, кто будет генерировать вооружённое противостояние против Приднестровья, на самом деле в Молдове будут иметь очень большие проблемы со своими гражданами, избирателями, социумом. Предполагаю, что Молдова реально не хочет войны. Молдова хочет мира. Это радует.

В Варнице прошли две встречи. Мы обсуждали вопросы безопасности, вопросы экономики, вопросы передвижения грузов, вопросы разблокирования ММЗ, вопросы энергопакета – это комплекс тех вопросов, которые накопились.

Что происходит? На самом деле мы видим заморозку формата «5+2». Это объективно. Два гаранта, два посредника переговорного процесса – Россия и Украина – воюют между собой. Как их усадить за стол переговоров? Наверное, немыслимо на сегодняшний день. То есть мы говорим о том, что формат пока работать не будет. Временно. Я не говорю — постоянно. Временно. Те экспертные группы, которые работают в русле формата, без самого формата – это усечённая конструкция, которая, к сожалению, не достигает результата. Политические представители работают. Но, опять же, без основного формата это всё тоже сложно. Если нет формата «5+2», надо переходить на другие контакты. К примеру, «1+1».

Я постоянно призывал молдавскую сторону: давайте говорить. Ещё до войны. Палитра вопросов большая. От решения этих вопросов зависит стабильность как на правом берегу в Молдове, так и на левом в Приднестровье.

Встречи состоялись. Я скажу так: рано оценивать итоги, но есть оптимизм осторожный по результатам этих встреч. О практических итогах окончательно говорить пока не время. Важно другое. Главный итог, как мне кажется, в том, что молдавская сторона убедилась в важности решать вопросы в живом общении.   

Валерий Демидецкий, ТАСС

Говорят, есть такая пословица: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».  И вот Вы встретились и возобновили личные контакты с руководством Молдовы, несмотря на то, что госпожа Санду заявляла о том, что она не намерена встречаться. Её за это критиковали и на правом берегу. Хотелось бы, все-таки, несмотря на Ваш осторожный оптимизм, раскрыть скобки. После этой Вашей встречи удивительным образом быстро решились многие проблемы, которые назрели в двухсторонних отношениях, особенно в экономике: Молдавия получила возможность ещё месяц получать газ, Молдавская ГРЭС получила еще на месяц (и тоже хотелось Вас спросить, почему только на месяц) возможность поставлять электроэнергию на правый берег, решился вопрос с Молдавским металлургическим заводом. Как так получилось быстро договориться? Оказывается, есть потенциал?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

В этом и состоит осторожный оптимизм. Все эти действия направленны на, скажем так, снижение уровня напряженности между Молдовой и Приднестровьем. Мы не говорили абсолютно о политических моделях. Если бы мы об этом говорили, наверное, диалог бы не получился. Мы говорили о насущных проблемах – экономических, гуманитарных, которые назрели и вот-вот могли бы, наверное, привести к коллапсу.

Кстати говоря: террористические атаки, которые были направлены против Приднестровья, не были причиной нашей встречи. Так совпало. Вопросы больше касались экономики и, конечно же, безопасности – уже на фоне данных террористических актов. Я также молдавской стороне пояснил нашу позицию, нейтральную позицию, назвал те факты, которые исключают приднестровское нападение на наших соседей.

Что будет дальше, покажет время. В течение мая месяца молдавская и приднестровская стороны должны исполнить обещанное и в конце мая снова сесть за стол переговоров, чтобы продолжить наш диалог. Это нормально. Пусть будет хотя бы так. Главное, что мы снимаем напряженность и оздоравливаем экономику. Это тоже очень важно.

Повторю: говорить о конкретных результатах пока рано. Я всегда осторожен в выводах, меня жизнь научила не торопиться с выводами. Вот, в принципе, поэтому я и говорю об осторожном оптимизме.

Валерий Демидецкий, ТАСС

Вопрос связан со складами в селе Колбасна. В связи с последними событиями в Приднестровье обострилась опасность (всё-таки там хранится ещё 20 тысяч тонн боеприпасов) того, что там может что-то случиться. Насколько надёжна охрана? И скажите, пожалуйста, возможно ли в этой ситуации непростой возобновить переговоры. Шойгу предлагал начать утилизацию. Конечно, сейчас сложно, особенно в связи с тем, что нас разделяет Украина. Как Вы считаете, возможна опасность возобновления каких-то инцидентов вокруг этих складов? Усилена ли там охрана?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Данные склады охраняет Оперативная группа российских войск. Конечно же, охрана и оборона данных объектов усилена. Не буду вдаваться в тонкости. Но склады надёжно защищены.

Что касается утилизации, да, действительно, три года назад, это был август месяц, Сергей Кужугетович был в Приднестровье, в Бендерах, мы встречались, обсуждали сокращение данных арсеналов. И я поддержал мнение Сергея Кужугетовича о необходимости утилизации данных боеприпасов, которые, однозначно, несут угрозу Приднестровью, Украине и т. д. Но есть нюанс один: вы знаете, одно дело просто сказать, а другое дело – исполнить. Я тогда высказал своё мнение Сергею Кужугетовичу, также это мнение транслирую всем остальным посредникам, наблюдателям, всем, кому это вообще интересно: конечно, и техническое, и политическое решение об утилизации должна принимать, однозначно, Российская Федерация – собственник. Но потом, когда созреет техническая конструкция утилизации данного арсенала, надо прийти к нам, к местной власти. А я спрошу по двум позициям – относительно техногенной безопасности и экологии. Утилизация должна пройти при строгом соблюдении требований безопасности для местного населения. Каким образом это сделать? Например, вывезти. А возможен ли вывоз? Не знаю. Должны сказать специалисты. Я не эксперт в этой области. А для того, чтобы вывезти, наверное, надо дороги нормальные построить, а не грунтовые. А может быть, не надо. Опять же, должны специалисты сказать. Строить какой-то мобильный комплекс, мобильный завод по утилизации на месте? Вопросов нет, стройте. Но никто ж этим не занимался, нет технического задания даже на это, нет оснований, в принципе, говорить о дальнейших аспектах утилизации. Молдавская сторона не раз заявляла о необходимости сокращения объемов. Вопросов нет. Езжайте, господа, в Российскую Федерацию, договаривайтесь о способах сокращения, а потом приезжайте к нам и говорите с нами. Мы спросим за экологию и за техногенную безопасность, вот и всё. Другой вопрос. Надо же думать, куда компоненты девать. Вот представьте себе, авиационная бомба, к примеру. С неё, допустим, изъяли определённым способом взрывчатое вещество. Изъяли, вопросов нет, болванку отправили на ММЗ, переплавили на металл. А что делать со взрывчатым веществом? Никто не подумал, нет? А их же будут тонны, завода по переработке нет для этого вещества даже у наших соседей, у Молдовы. Куда это всё складировать? Лучше пусть будет металлическая оболочка, так безопаснее, понимаете? То есть есть масса вопросов, а на этот счёт с момента нашей встречи, честно говоря, от молдавской стороны, от европейских структур, кроме лозунгов, ничего не слышу. Надо так надо, пожалуйста, занимайтесь, я же должен видеть результат. После экологи и гражданская защита зададут тот же вопрос: «А как соблюдено это, а как соблюдено то?» и т. д. Пока, кроме разговоров, честно говоря, ничего и не было. Вот поэтому и охраняет ОГРВ данные склады, которые в современных реалиях приобретают статус такого объекта повышенного внимания.

Александр Карасев, газета «Приднестровье»

Вадим Николаевич, Вы уже коснулись встречи в Варнице, следом в Тирасполь прибыл спецпредставитель действующего председателя миссии ОБСЕ. Вы считаете случайным был этот приезд? Либо связан с обстановкой, которая у нас сегодня? И еще вопрос. Вадим Николаевич, как Вы видите перспективу переговорного процесса с Молдовой?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Приезд господина Хартинга был по графику соответствующему. Есть график. Произошло просто наложение событий. У нас, понимаете, короткий гандикап времени, а событий, наверное, на триста лет хватит. Поэтому так оно всё складывается, накладывается друг на друга. Конечно же, приезд был по графику. Наверное, скорее ритуальный: надо выполнить пункт, отчитаться. Пункт выполнен. Конкретных результатов и последствий для размораживания формата «5+2» этот визит не принесет, не повлияет на эти процессы. Повторюсь, что на сегодняшний день формат «5+2» невозможен по объективным причинам, поэтому надо развивать контакты «1+1», рабочие группы и так далее. В этом есть выход из ситуации.

Если будем говорить о политическом урегулировании, тут я бы хотел остановиться отдельно. Вообще, формат «5+2» предполагает три корзины переговоров – это гуманитарная, экономическая и политическая корзины. Мы к политической корзине так и не приблизились, она очень далека реально от возможности её открытия. Хотя те или иные силы предлагали ее открыть, тот же господин Хартинг предлагал. Я всегда задаю целый ряд вопросов, на которые надо ответить прежде, чем перейти к политической корзине. Я хотел бы остановиться на некоторых аспектах наших взаимоотношений. К сожалению, они как-то забываются, особенно сегодня, когда происходят нынешние события в Украине, когда эти террористические акты случились, встречи прошли… Мы не видим основу, мы не видим главное в Приднестровье, мы не видим главное в Молдове.

Я сейчас буду называть только факты. На самом деле, все эти переговоры в области экономики, гуманитарной повестки, политики – это надстройка. Надстройка над чем? Народ решает все на самом деле, народ принимает решение. Мы должны разобраться, а какой народ принимает решение? Что за народ проживает в Молдове, какой народ проживает в Приднестровье? Вообще, что формирует народ как таковой? Идентичность народа что формирует? Однозначно, язык, родной язык, литература, история. Все это формирует традиции общества, культуру и так далее. Это формирует идентичность народа. По данным критериям мы можем сказать, какой народ проживает в той или иной точке планеты.

При Советском Союзе мы были советским народом. Национальные особенности, конечно, были в каждом регионе, но они отражали культуру народа, каждого человека, была общность – советский народ. Не было никаких противоречий. К сожалению, в момент распада Советского Союза, за два-три года до распада Советского Союза, началось движение в сторону национализации бывших советских республик. И в этом, наверное, есть главная трагедия Советского Союза. Именно трагедия, плоды которой мы пожинаем сегодня. Все это звенья одной цепи.

Молдова, к сожалению, пошла по этому пути. Вы прекрасно помните, в 1989 году вышел закон о родном языке – только молдавский на латинице. Приднестровье тогда не было Приднестровьем, это был просто Тирасполь, это было просто левобережье, был город Бендеры… Мы потребовали малого, потребовали лишь права говорить на русском языке. Все. А почему потребовали права говорить на русском языке? Мы оценивали идентичность тех людей, кто проживал в этом регионе, мы хотели говорить и на русском, и на украинском, мы хотели говорить и на молдавском. Молдавский? Пожалуйста. Но дайте нам русский язык, украинский язык. Нет. Возникло напряжение, и мы попросили автономии. Дайте нам автономию с нашим языком, больше ничего не надо. Нет. Как нет? Это дикость, понимаете? Сегодня дикость, когда людям запрещают говорить на родном языке. Еще Советский Союз был. Вы представьте себе состояние общества и протест, который был абсолютно справедливым и ощутимым, когда сотни тысяч людей выражали протест против того, что у них пытаются забрать их идентичность, отбирая родной язык. А что потом произошло? Потом состоялись юридические решения по разделу Советского Союза. Я напомню про июнь 1990 года, это так называемый парад суверенитетов бывших союзных республик. Вначале Российская Федерация заявила о суверенитете 12 июня, затем другие союзные республики. Молдова заявила о суверенитете 23 июня 1990 года. Верховенство законов еще тогда Молдавской ССР над законами Советского Союза. Молдова пошла дальше. Молдова признала ничтожным Пакт Молотова-Риббентропа и на этой основе признала незаконным создание Молдавской ССР. Напоминаю, что Молдавская ССР была создана в результате заключения Пакта Молотова-Риббентропа  путем присоединения Бессарабии к МАССР. То есть, Молдова признала незаконным данный акт, юридически ничтожным.

Если говорить на языке юристов, то Молдова де-юре отказалась от Приднестровья. Это факт. То есть, если все союзные республики заявляли о суверенитете и в последующем о выходе из Советского Союза, то Молдова пошла дальше. Она заявила о суверенитете, о выходе из Советского Союза и выходе из Молдавской ССР. Поэтому, уважаемые господа, какие же мы сепаратисты? Мы ниоткуда не выходили. Мы еще год жили в составе Молдавской ССР, ПМССР мы назывались – Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика. А Молдова была уже другим субъектом на самом деле. Какие же мы сепаратисты? Мы не выходили из Молдовы. Это ошибка всех корреспондентов, всех политиков, всех политологов, которые говорят, что Приднестровье вышло из состава Молдовы или Молдавской ССР. Это неправда. Это грубейшая ошибка, непонимание нашей ситуации. А это и есть основа дальнейшего политического диалога.

Потом был 1991 год. 27 августа 1991 года Молдова принимает окончательную, последнюю, самую важную Декларацию о своей независимости. Документ такой, как говорил профессор Преображенский «настоящий». Там очень интересные вещи написаны в этом документе. Написано то, что  Молдова подтверждает незаконность создания Молдавской ССР, берет на себя обязанность по ликвидации правовых последствий (внимание!) Пакта Молотова-Риббентропа. А это – отказ от Приднестровья. Говорится о том, что народ Заднестровья (так они пишут про приднестровский народ) не спросили, когда была разрушена Молдавская ССР. То есть, фактически нарушено наше право. При этом прямо претендует на украинские территории, на Буковину и Измаил – области, которые Сталин забрал у Бессарабии и отдал Украине взамен на вхождение территории Приднестровья в Молдавскую ССР.

Они пошли дальше. Те стратеги, которые писали данную Декларацию о независимости, заложили туда очень важную модель – это румынский язык. В Декларации о независимости четко прописано: один язык – румынский. А что я только что говорил о том, что формирует идентичность народа? Язык, литература, история.

Начиная с 1991 года, в соседнем государстве – это факты, ничего личного – только румынский язык, который утвержден решением Конституционного суда, только история румын, румынская история, румынская литература. И все это формирует идентичность нового румынского народа, который проживает на правом берегу Днестра, в Молдове, Бессарабии исторической. Это факт.

Более того. Сейчас социалисты любят рассуждать о молдавском языке. Есть такой международный реестр языков, где зарегистрированы все языки мира, даже малых народов. Может быть, один район говорит на каком-то наречии, а он уже зарегистрирован как язык. Этот реестр языков исключил молдавский язык, а присвоил Молдове код румынского языка. То есть, на самом деле и по Декларации о независимости, и по решению Конституционного  РМ, и даже в международном реестре нет молдавского языка, а есть румынский язык, который формирует идентичность нового румынского народа, который проживает в Молдове. Ни один политик с 2008 года ничего не сделал для того, чтобы ликвидировать эту несправедливость, эту историческую ошибку, забрав, украв на самом деле молдавский язык у молдаван на правом берегу. На сегодняшний день мы фиксируем, это факт, про это надо говорить, что на правом берегу сформирована идентичность нового румынского народа со своим румынским языком, румынской культурой, румынской историей. Это факт.

Теперь возьмем Приднестровье. Какой народ проживает в Приднестровье? Только молдавский? Нет. Только украинский? Нет. Только русский? Нет. Гагаузский, болгарский, еврейский, немецкий, польский? Нет. У нас создана идентичность многонационального приднестровского народа. И это тоже факт.

Когда некоторые румынские политики говорят, что на левом и на правом берегу Днестра проживает один народ, они либо не знают, либо лицемерят. Нет единого народа уже. Со времени советской власти за 30 с лишним лет мы создали совершенно новую национальную идентичность. На правом берегу, как я уже сказал, новый румынский народ. На левом берегу, то есть, в Приднестровье, – приднестровский многонациональный народ, где уважают свою культуру, свою письменность, свою историю. Мы воспитываем и учим наших детей на тех языках, с которыми они родились, которые им приятны. У нас три официальных языка – русский, молдавский, украинский. У нас молдавский язык исторический на кириллице, которого де-юре нет больше нигде, кроме Приднестровья. Де-факто и де-юре он есть в Приднестровье. У нас этот язык преподается в детских садах, школах, университетах. У нас есть украинские школы, русские школы. Болгарский язык преподается, да и любой другой по востребованности мы будем преподавать, открывать школы. Есть и с румынским языком обучения. Это нормально абсолютно. Я не вижу никаких проблем. Пусть люди учатся, развиваются.

Главное, в чем состоит трагедия последних лет, это когда кто-то берет на себя ответственность и забирает у людей их родной язык и их идентичность. Это однозначно генерирует протесты, напряжение, войны.

В Приднестровье проживает порядка ста пятидесяти тысяч этнических украинцев, такое же количество примерно этнических русских, такое же количество примерно этнических молдаван, люди разных национальностей. Почему у нас нет никаких национальных конфликтов? Почему у нас русские жалеют украинцев, а украинцы жалеют русских, не делят людей по языку и по национальности? Почему мы смогли это сделать, а там не получилось? Ответ прост. Мы никогда не посягали на чей-то язык, культуру, этнос, историю, мы, наоборот, всеми своими силами пытаемся сохранять и развивать обычаи, культуры, историю народа, проживающего здесь. Когда у нас проходят фестивали по городам и районам, на этих фестивалях представлены всегда коллективы разнонациональные. Звучат приятные слуху украинские песни, русские песни, молдавские, болгарские, еврейские, гагаузские, польские, немецкие… Великолепно. Я получаю искреннее душевное удовольствие от этого, мне это нравится. В этом есть суть, это наше достижение. В конечном итоге, это все дало нам возможность сформировать приднестровский народ. Именно идентичность народа – это основа любых переговорных процессов. Все остальное – надстройка.

Теперь опять вернемся к политическим моделям. У нас была война, против нас совершались террористические акты. Кстати говоря, на сегодняшний день много споров. Иногда спорщики пользуются таким штампом, что у каждого своя правда. Я не соглашусь с таким мнением. Я считаю, что правда одна, а вот мнения насчет этой правды разные.

К примеру, историческая правда: нацистские преступники во время ВОВ сжигали людей в крематориях. Это правда? Правда. Кто-то, такие же неонацисты скажут, что правильно делали, а другие скажут, что это позор, позор человечеству. То есть, мнения разные, а правда-то одна. Возьмем группу Илашку, этого террориста, убийцы. Под «крышей» спецслужб Молдовы он участвовал в убийствах мирных людей в Приднестровье. Это правда, кто же будет отрицать? Но если спросить людей из нашего социума, представителей общности приднестровский народ, то все единогласно скажут, что он убийца, и то, что его судили, – это правильно, потому что с террористами договариваться нельзя. Это будет наше мнение насчет этой правды. А на том берегу ему вручили орден высший молдавский, он числится у них как герой. Это их мнение. Для них этот террорист герой, ну что поделаешь? У каждого свое мнение, а правда – одна.

Или другой пример. Когда Европейский суд по правам человека оправдал Илашку и сказал, что его незаконно лишили свободы в Приднестровье. Это правда, это решение – правда, оно было принято, состоялось. И правда также в том, что данный Европейский суд по правам человека не принял заявление родственников об убиенных своих близких людях, не приняли данное заявление и правоохранительные органы Молдовы. Это тоже факт. Какое наше мнение? Что это антидемократично, абсолютно не имеет ничего общего с Фемидой, с демократией. А там это нормально. Мнение другое совершенно, мы разнополярные в этом вопросе. И это тоже влияет на политическое урегулирование.

Даже пережив все эти трагедии, мы искали возможность жить с Молдовой в одном государстве. Это тоже факт. Миссия ОБСЕ еще 12 ноября 1993 года дала заключение, что обеспечить права и свободы приднестровцев в унитарном государстве невозможно, и они говорили о федерализации Молдовы еще в 1993 году. Что поменялось за тридцать лет? Стали лучше друг к другу относиться, как-то стали лучше жить друг с другом? Нет. Почему забыли о федерализации, говорят об унитарном государстве, только об унитарном государстве?

Потом состоялся Московский меморандум в 1997 году, который Молдова разрушила, вышла из него. Потом Молдова разрушила совместную конституционную комиссию, которая была создана в 2001-2002 годах, вышла из нее. Потом ушла не с переговоров, а от подписи Меморандума Козака, потом приняла совершенно непонятный закон 2005 году о нашем некоем статусе, на его базе что-то сейчас формирует. Ерунда, блеф это все, фикция. Конечно же, наш народ, очень терпелив. В 2006 году состоялся референдум (кстати, шестой референдум, мы все основные вопросы решаем путем референдума), мы высказались за независимость Приднестровья с дальнейшей интеграцией с Российской Федерацией. Независимость. Только через независимость мы можем искать формы нашего взаимодействия. Независимость Приднестровья – это уже мнение народа, извините.

Нас любят сравнивать с Косово, с ДНР, с ЛНР, с Абхазией, с Осетией. Мы отличаемся от всех этих территорий тем, что Молдова юридически от нас отказалась. Это очень важно понимать. Это надо брать за основу в любых политических переговорах. Это абсолютная историческая правда. Это тоже факт. Тем не менее, особенно в разрезе последних событий. Госпожа Майя Санду (я уважаю ее мнение, она Президент, ее выбрал народ) заявила о том, что подана заявка о вхождении в Европейский Союз. Вопросов нет. А господин Игнатьев задал вопрос: что это такое? Как говорить о третьей корзине, о статусе? Мы говорим о независимости. Как говорить о третьей корзине, когда Молдова определила свой вектор политического развития. Что это? Давайте тогда оставим в формате «5+2» две корзины – гуманитарную и экономическую, будем решать эти вопросы, а политическую оставим в стороне. Что это значит вообще? Ответа не было. Здесь весьма все сложно. И очень правильно, что в этих контактах «1+1» мы сейчас не открываем политических дебатов, политических диалогов, потому что невозможно их вести на сегодняшний день. А вот решать вопросы экономические, гуманитарные – это важно, это правильно.

Убежден (я и в 2017 году это говорил), что признание через кровь, через войну очень опасно. Мы хотим признания через эволюцию, через уважение нашего юридического, фактического права на независимость, через переговорный процесс. Это важно понимать.

Александр Карасев, газета «Приднестровье»

Ещё один вопрос. Он касается экономики. Она сегодня волнует всех наших жителей. В каком она состоянии?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Конечно, экономика страдает. Мы, к сожалению, секвестрировали, сократили наши программы развития, Фонд капитальных вложений. Конечно, те или иные объекты дорабатываются, мы не исключали те объекты, работы на которых были начаты, мы должны их закончить. Буквально вчера я в Бендерах посещал новый спортивный комплекс в парке «Солнечный». Это как пример. Но, тем не менее, сокращение произошло. Мы хотели пойти по пути увеличения зарплат бюджетникам, работникам бюджетной сферы, повышений пенсий. Конечно, вопрос нестабильности влияет на наши желания, реализацию планов. Но мы держим удар, однозначно. У нас сильно упал импорт. Экспорт находится на подъёме на сегодняшний день, потому что наши аграрии вывозят избыточную зерновую группу, масленичную группу. Это нормально. Мы оставляем то, что надо, что необходимо для нужд Приднестровья. С этим у нас проблем нет. Экспорт у нас на уровне, но у нас проблема с импортом. Наши традиционные связи с Украиной, Белоруссией, Россией нарушены. Привезти, увезти продукцию, допустим, в Российскую Федерацию, на сегодняшний день очень проблематично и дорого.  Поэтому, конечно, импорт сильно просел. Но, тем не менее, если вы зайдёте в магазины «Шериф», фирменные магазины мясокомбинатов: бендерского и «Фиальт-Агро», то увидите изобилие продуктов питания. Какие-то маленькие группы пропали, но не существенно. Я благодарен данным предприятиям, что они обеспечивают продуктовую безопасность нашего государства. Это задача в целом государственная, но важно участие и частных компаний. У нас есть инструментарий государственного регулирования цен тех или иных продуктов питания. Кстати говоря, этими инструментами уже давно не пользуются наши соседи. Забыли про них. Мы выбираем из всех хлебобулочных изделий несколько категорий хлеба, и цена на эту продукцию регулируется государством, устанавливаются минимальные цены на уровне рентабельной себестоимости. А всё остальное, караваи пышные, продаётся, по рыночной цене. Это нормально. То же самое касается и молочной продукции в Приднестровье. Правительство вместе с Верховным Советом выработали инструменты, которые позволяют нам говорить о продовольственной безопасности. Помните, в 2017 году я говорил о том, что надо быть самодостаточным государством, надо к этому стремиться. Меня где-то критиковали, говорили «ну какая самодостаточность, у нас маленькое Приднестровье, мол, всё можно купить». Купить можно, а можно и не купить, как показывает практика. А вот стремиться к самодостаточности необходимо. А что должно быть элементами самодостаточности? Энергоресурсы – они у нас есть. Но самое главное – продуктовая корзина должна быть обеспечена, чтобы мы людей могли прокормить своим хлебом, овощами, кисломолочной и мясной продукцией. И чтобы всё это производилось в Приднестровье по максимуму. Мы пошли по пути мелиорации и сделали хороший задел в этой области, что дало нам развивать сельское хозяйство на совершенно другом уровне. Мы пошли по пути льготного кредитования сельхозпроизводителя. Мы снизили налоги и зафиксировали цену на воду. У нас куб воды для сельхозпроизводителей 70 копеек, в Молдове, по-моему, 4 лея на сегодняшний день. У нас совсем другая ценовая составляющая по электроэнергии и газу для сельхозпроизводителей. У нас минимальные налоги, мы дали людям возможность развиваться. И всё это дало свой результат. Мы, конечно, не на 100%, но обеспечиваем продовольственную безопасность нашего государства собственными силами. Если раньше морковку из Польши завозили, сейчас она производится в Приднестровье вместе с картофелем и другими овощами. Мы выращиваем большую линейку плодово-ягодной продукции. Мы занимаемся переработкой. У нас открылось новое предприятие в Парканах, которое производит наше масло подсолнечное на всё Приднестровье. Из местной семечки. Также мы открыли в Парканах мясокомбинат и молочный комбинат. Мы помогаем и бендерскому мясокомбинату, который развил свои мощности, может, не на 100%, но на сегодняшний день они выпускают более  400 видов продукции. И всё это есть на полках наших магазинов: полуфабрикаты, в свежем виде, готовая продукция. И всё это способствует отсутствию паники. Вот, если вдруг у нас пропадут продукты питания, это будет страшнее этих взрывов. Вот это страшно на самом деле. Поэтому думаем, работаем. Это, конечно же, заслуга и Правительства, и Верховного Совета. Мы обеспечены хлебом благодаря комбинату хлебопродуктов. Надо об этом говорить. Мы обеспечены зерном на 2 года. Вне зависимости от урожая, у нас на 2 года есть запас зерна в хранилищах. Независимо от экспорта, импорта, ценовой составляющей. Вот когда засуха случилась в 2020 году, были практически нулевые сборы зерновых с полей, всё сгорело, у нас-то хлеб был. Всё нормально. Никто из граждан этого даже не чувствовал. Вот это и есть достижение. Вот это и есть самодостаточность. Конечно же, на 100% достичь самодостаточности, наверное, невозможно ни одному государству. Но, скажем так, сделать её необходимой  для выживания – да. Мы этого достигли. Совместной работой.

Юрий Соловьёв, Радио 1

Ещё немного по теме безопасности. Готово ли Приднестровье к новым провокациям, терактам? И что будет после 10 мая, когда действие «красного» уровня террористической опасности будет прекращено?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

В зависимости от складывающейся ситуации мы будем принимать решения о продлении, не продлении либо понижении уровня данной опасности. Сразу «красный» уровень террористической опасности отменить нельзя. Это по механизму не предусмотрено. Его можно понизить, но не отменить. Либо продлить. Нацеливаем наши правоохранительные органы на обеспечение безопасности нашего народа. Это самое главное. Они работают. Спасибо им. 

Алла Иванченко, ИА «Новости Приднестровья»

С 24 февраля территорию нашего государства пересекло около 35 тысяч иностранных граждан, мы понимаем, что это граждане Украины. Государство создало для них все комфортные условия: бесплатное питание, проживание, обучение, трудоустройство, лечение. Вот интересно, прозвучала ли со стороны руководителей Украины хотя бы одна благодарность?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Мы не ради благодарности все это делали. Это была ответная благодарность в большей степени, потому что, если уж вспоминать 1992 год, то я всегда благодарил Украину, которая принимала наших беженцев тогда не в меньшем количестве. На меньший период времени, но не в меньшем количестве. Мы всегда были благодарны. У нас даже есть гранитная доска, установленная на железнодорожном вокзале в Тирасполе, со словами благодарности украинскому народу за прием наших беженцев. А сейчас беда в Украине, и мы принимаем беженцев. Для меня более важны слова благодарности тех, кто здесь находятся. Они звучат. Это важно. От руководства не поступало – может, они просто к этому не готовы. Мы занимались помощью не для слов благодарности от руководства Украины. Нет. Главное, чтобы были поддержаны люди, которые здесь находятся. Это самое главное.

Что касается беженцев, мы предоставляем им возможность проживания, возможность обучаться детям в школах, находиться в детских садах. Мы обеспечиваем бесплатное питание в этих детских садах и школах. Мы обеспечиваем бесплатное медицинское обслуживание. Абсолютно для всех беженцев из Украины. Обеспечиваем продуктами питания по необходимости. Даже приняли закон, который позволяет по временной схеме устраиваться на работу тем людям, которые желают это сделать. Есть нюансы определенные: нет трудовых книжек, но мы принимаем на работу и будем платить зарплаты. Это абсолютно нормально. Мы думает об этих людях. Не просто: приехали, как хотите, так и живите. Нет, ни в коем случае. Мы должны регулировать данный процесс. Кстати говоря, из 600 детей, которые пошли в школу, 180 детей пошли в украинские школы, остальные детки пошли в русскоязычные школы, смешанные школы, и один ребенок пошел в молдавскую школу, на молдавском языке обучается, на кириллице. Интересно. И слава Богу, что так. Люди выбирают себе. Пожалуйста. У нас все открыто, все понятно. Поэтому надеюсь на понимание и беженцев из Украины. У меня даже язык не поворачивается называть их беженцами. Эти люди с нами очень схожи, мы все с бывшей территории Советского Союза, Российской Империи. И эти люди абсолютно растворились здесь, в Приднестровье, мы их не выделяем, честно говоря. Я их не отличаю. Я еду на машине и не могу разделить, где приднестровец, где украинец, из Украины человек приехал либо это наш приднестровский гражданин. Да это все уже как бы и наши люди. Пусть живут. Когда надо, придет время, уедут. Может кто-то и останется. Мы будем рады и этому. Это нормально. 

Виктор Савченко, Первый Приднестровский телеканал

Вадим Николаевич, звучала тема и паники, и безопасности. Хочется конкретизировать. Было видно на майские праздники, что люди выезжают, что их выезжало много. Я думаю, все видели у себя во дворах, что машин стало меньше. Обычно к нам приезжают, тем более, мы так анонсировали праздник 9 Мая, так надеялись, что к нам приедут, наверняка, начали приезжать бы уже сейчас. Понятно, что очереди на выезд. Люди выезжают. Очевидно, что есть паника. Вы сказали «Мы сохраним мир в Приднестровье». Цитата, которую все повторяли, все ждали ее от Вас услышать. Миллионы раз посмотрели в интернете эту фразу, иностранцы смотрели. Вы сказали доверять только официальным источникам информации. Может быть, Вадим Николаевич, есть ещё какие-то волшебные слова, которые удержат людей от любых панических действий?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Приднестровский народ – он здравый народ, мудрый народ, который находится в сложнейшем положении. Это касается, в том числе, и бизнеса. Более тридцати лет. Поэтому какая-то прививка, иммунитет, у народа есть, и поэтому я говорю о том, что на самом деле паники нет. Есть беспокойство, есть напряжение. Но это совершенно другие вещи. Паника, напряжение и беспокойство – это совершенно разные понятия и действия. Мы сохраним мир в Приднестровье. В этом не сомневайтесь.

Конечно мы за признание Приднестровья. Мы очень в этом нуждаемся. Но я всегда говорил о том, что мы должны создать даже в непризнанном Приднестровье максимально комфортные условия для наших граждан, максимально, насколько от нас зависит. Что от нас зависит, мы всё должны сделать. Мы должны строить, развиваться, ремонтировать, открывать, повышать, сохранять безопасность, внутреннюю безопасность. Это в наших силах. И мы это делаем. Боролись с пандемией – мы это делали на должном уровне. Потому если говорить о ресурсах государства и об умении управлять – это мы можем. Я уверен в наших силах, уверен в силах приднестровского народа, должностных лиц, кто принимает те или иные решения, и бизнеса, в том числе. Это важно. Это создаёт уверенность.

Я всегда говорил о том, где комфортно жить. В непризнанном Приднестровье, где есть мир, либо в признанном государстве, где идёт война? Лучше в мирном непризнанном. Время подтвердило правоту моих слов. Это, может быть, звучало, будто я пытаюсь передёрнуть, возможно, популистски звучало для кого-то. На самом деле, это – правда. Время подтвердило. Поэтому мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы сохранить внутреннюю стабильность. А те люди, которые беспокоятся, – ну это нормально. Люди находятся в напряжении от таких действий – это можно понять. К сожалению, это так. Я ещё раз говорю о том, что здравый смысл восторжествует, и мы сохраним мир. И я вижу аналогичное желание Молдовы. Как бы ни было сложно, они тоже за мир. Это радует.

Валерий Демидецкий, ТАСС

Какой-то мудрый человек сказал, что первой на войне погибает правда. Сейчас в связи с событиями на Украине развязана жесточайшая информационная война: фейки, передёргивание фактов, банальное враньё. Ваши соседи принимают очень жёсткие меры в связи с этим. На Украине, мы знаем, даже отстреливают людей с другим мнением. В Молдавии есть запрет на ретрансляцию российских программ. В Российской Федерации буквально на днях были приняты тоже такие жёсткие меры. Что делается в Приднестровье, чтобы бороться вот с этой информационной войной и не спровоцировать панику. Это один вопрос.

И, если позволите, сразу маленькое уточнение. Вы говорили о корзине, но вот получился тупик. В Молдавии принят закон о будущем статусе Приднестровья. Многие его критиковали, я был в их числе, я говорил, что нельзя женить как бы без желания кого-то, нужно было обсудить на переговорах. У вас есть итоги референдума, да? Это практически высший показатель, да? Как теперь выходить из этой политической корзины? Получается, что эти переговоры вести нет смысла дальше?

Вадим Красносельский. Президент ПМР

Вы сами ответили на свой вопрос. Зачем повторяться?

По первому вопросу поясню. Конечно, такой виток информационной кампании против нас, даже информационной диверсии, ощутим. Может быть, он на первый взгляд не так ощутим, как выстрелы из гранатомёта по зданию МГБ, но с точки зрения информационной безопасности, наверное, не менее ощутим. Появились много фейков, даже появился фейковый сайт Президента, фейковый сайт Правительства, Верховного Совета, какие-то документы, фейковая газета и так далее. Кто-то этим занимается, да? Кто-то на это заряжен, получает за это денежные средства, вырабатывает методики определённые. Все наши официальные сайты подвергаются DDoS-атакам очень серьёзным, поэтому мы не можем транслировать информацию, своё мнение по тем или иным вопросам за пределы Приднестровья. Поэтому, конечно, призываю использовать современные ресурсы для преодоления данных DDoS-атак, для преодоления данного информационного пресса. Можно использовать разные паблики, разные каналы для доведения информации – те, которые не закрыты и доступны. Чем мы и занимаемся. Как противодействовать? Противодействуют, есть подразделения соответствующие, они этим занимаются. Мы это всё изучаем и, исходя из имеющихся ресурсов, вырабатываем те модели, которые будут препятствовать обрушению наших информационных источников. Сейчас войны не ведутся, как Первая или Вторая мировые войны. Сейчас элемент информационной войны, экономической войны очень ощутим. Мы живём в этих условиях. Ну что сделаешь? Надо выживать. Мы способны противостоять и этому негативному явлению. Поэтому я обращаюсь ко всем гражданам ещё раз с просьбой верить только официальным источникам, не вестись на всякую ложь мнимых новостей, каких-то фейковых документов. А самое главное, очень аккуратно относитесь к диванным стратегам, которые с дивана не поднимаются, сидят за компьютером и размышляют, так сказать,  о боевых действиях, о тенденциях, о панике, о мобилизации и о других негативных последствиях тех или иных терактов. Это диванные стратеги ничего не знают фактически, черпают информацию из тех же ресурсов, которые доступные и вам. Читайте сами, ещё раз говорю: правда всегда одна. Найдите эту правду и сформируйте своё мнение на основе этой правды. Вы перестанете спорить, потому что будете иметь своё мнение. Не надо его навязывать кому-либо другому. Это ваша правда и ваше мнение, сформированное в силу вашего воспитания, вашей культуры и порядочности, в конечном итоге. Всё очень просто, на самом деле. Паника может возникнуть, если люди не будут обладать информацией. Мы информацию не замалчиваем. Мы, как я уже сказал, покажем сегодня фильм про некоторые этапы оперативно-следственных мероприятий по тем террористическим актам, которые были совершены. Мы это сделаем для того, чтобы люди знали, что мы работаем, что мы на пути раскрытия этих преступных деяний, что, конечно, профилактирует иные террористические атаки на нас, я в этом убеждён. Читайте официальные новости, а не только соцсети. Смотрите Первый Приднестровский телеканал и ТСВ. Это очень важно на сегодняшний день. Кстати говоря, только в Приднестровье работают все каналы: и российские, и украинские, и белорусские, и европейские. Все каналы работают, по-моему, даже чеченский у нас в доступе есть. Это нормально, пожалуйста, уважаемые приднестровцы, смотрите новости, получайте любую информацию, воспринимайте, делайте выводы. Ищите правду. Мне кажется, на сегодняшний день только в Приднестровье работают все каналы. В других государствах они ограничены в полном доступе, а у нас есть всё. Я всё-таки убеждён, что именно это – путь к стабильности, к деэскалации и к отсутствию паники.

Игорь Авренев, ТСВ

Вадим Николаевич, буквально на днях Президент Украины Зеленский обсуждал Приднестровье и задавался вопросом, кто здесь счастлив. Он говорил, что это не Дубай и не Гонконг, и после этого в Интернете появился флешмоб: просто граждане Приднестровья, люди из Приднестровья выкладывали какие-то ролики, снимали своих детей, себя и рассказывали, кто именно здесь, в Приднестровье, счастлив. Хотелось бы послушать Президента Приднестровья, что бы он мог ответить Президенту Украины: кто здесь счастлив в Приднестровье?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Я, как в Одессе, вопросом на вопрос: а Вам нужен Дубай или Гонконг здесь? Вот в чём-то суть. Может быть, кто-то считает себя счастливым, если он находится в Дубае или в Гонконге, у каждого свое мнение. Я считаю себя счастливым, если живу на своей родине.

Я не собираюсь калькировать ни Дубай, ни Гонконг, ни Швейцарию… Почему? Да потому, что там своя культура, там свой язык, там свои обычаи, и притягивать это к нашей земле нельзя, как нельзя притягивать Дубай и Гонконг в Украину, ни в коем случае, на мой взгляд.

Украина – это свой народ сформировавшийся, своя идентичность, свой язык, своя культура. Причём здесь Гонконг или Дубай?

То же самое в Приднестровье. Приднестровье создано приднестровским народом, в Приднестровье люди себя чувствуют счастливыми, не все, может быть, конечно же, но это нормально.

Радует то, что я увидел реакцию людей. Вы же этим не занимались? Нет. А люди сами снимали и выкладывали – в противовес слов, что здесь нет счастливых. Кто там счастливый человек в Приднестровье? Да есть эти счастливые люди в Приднестровье, есть! Счастливые лица, счастливые дети, которым не нужна война. И то, что был ответ именно от людей, меня очень порадовало как гражданина Приднестровья и как Президента.

Александр Карасев, Газета «Приднестровье»

Вадим Николаевич, мы сняли маски. Еще не хватало, чтобы пандемия снова вернулась. Вопросы профилактики, вакцинации населения на контроле сегодня?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Говорить о полной победе над коронавирусом на сегодняшний день мы не можем. На сегодняшний день в наших больницах находится порядка пятидесяти человек, больных коронавирусом, и порядка шестидесяти еще лечатся дома. Больные коронавирусом есть. Если сравнивать, когда у нас болело коронавирусом в один момент порядка семи-восьми тысяч, то, конечно, эти цифры сравнению не поддаются. Мы справились с этим валом, мы боролись за жизни, и справились достойно. Мы обеспечили всех диагностикой, лечением, медикаментами. Так и будем действовать дальше, в зависимости от складывающейся ситуации. На сегодняшний день сложившаяся ситуация позволила нам отменить даже масочный режим. Хотят граждане прививаться – пожалуйста, вакцина доступна, прививайтесь. Лечение доступно – пожалуйста, лечитесь, если заболели. В дальнейшем будем действовать исходя из складывающейся ситуации. Если пандемия начнет нарастать, будем принимать соответствующие меры.

Юрий Соловьёв, Радио 1

Вадим Николаевич, как Вы считаете, необходим ли Приднестровью еще один Оперштаб – по противодействию дезинформации? Чтобы еще быстрее и оперативнее реагировать на вбросы, на слухи. Чтобы вести разъяснительную работу в пабликах и соцсетях. Эта работа, конечно, ведётся, но, возможно, ее стоит сделать более централизованной и оперативной? 

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Оперштаб создавать не будем. Люди сейчас привыкли к Оперштабу. Если Оперштаб создан, значит все. Нет, на самом деле, конечно же, эту работу надо усиливать, но при этом Оперштаб создавать, однозначно, не будем.

Игорь Авреньев, ТСВ

Вадим Николаевич, мой ребёнок на утреннике в детском саду пел песню «Пусть всегда будет солнце» – песня про мир. Я смотрел на него и понимал, что много лет назад пел эту песню и я. И вроде бы ничего не поменялось, но я смотрел на него и понимал, что что-то меняется вокруг. Мне нравится, что он поёт эту песню. Я пел эту песню вместе с ним сейчас. Шикарный дуэт получился.  А ребёнок одного из сотрудников сегодня на удалёнке был на уроке украинского языка. Учили стихи про Великую Отечественную войну – на украинском языке. И это был некий диссонанс. Странно было слушать это сейчас. Мы смотрим то, что везде происходит, а здесь украинский язык и что-то про Великую Отечественную, и это что-то – хорошее. Что Вы скажете о том, что сейчас происходит с нашим прошлым, с теми песнями, которые были у нас, с теми стихами, которые были у нас?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Если глобально говорить, я вижу попытку пересмотреть уроки истории, пересмотреть историю России, Советского Союза, пересмотреть историю Великой Отечественной войны, Первой мировой войны. Такие попытки делались и ранее. Это не внушает оптимизм. Этому надо противостоять. Противостоять своими знаниями, своей историей, своей любовью к предкам.

И вот здесь очень информационно-раскрученное место занимает георгиевская лента. Хочу отдельно остановиться на этом символе. Много споров даже среди тех, кто носит ленточки георгиевские: что это не символ Победы или один из символов Победы. Давайте поразмышляем. Если помните советское время, помните открытки к 9 мая?  На многих открытках были представлены гвардейская, либо она же георгиевская лента. То есть, георгиевская лента не стала символом Победы в 2005 году, как кто-то пытается это представить. Как будто в 2005 году придумали символ Победы – георгиевскую ленту. Это неправда. Георгиевская лента, может быть, не занимала такое место, как на сегодняшний день в качестве символа Победы, тем не менее, это тоже был символ наряду со звездой красной, с красным знаменем Победы, с танком Т-34, с «Катюшей» и т.д. То есть, георгиевская лента, она лежит не в основе, а является одним из компонентов символики Победы. Но почему-то именно сейчас привлекает такое повышенное внимание. Но если уж есть повышенное внимание, давайте разберёмся детально, что такое георгиевская лента. Откуда она берёт своё начало, что она означала.

Георгиевская лента появилась в 1769 году согласно Указу императрицы Екатерины II, появилась с введением нового ордена русской императорской армии – Ордена святого Георгия. Там несколько степеней было. И вот к нему шла эта лента. Она стала называться георгиевской. Цвета ленты – два жёлтых, три чёрных. Она имеет и религиозное объяснение, и геральдическое объяснение. Религиозное – три смерти (чёрных полосы) и два воскрешения Георгия Победоносца. А геральдическое объяснение – это цвета герба российской империи на тот период времени и флага (чёрно-жёлто-белый). Если чёрный и золотой цвет – это были цвета Герба Российской Империи, то белый цвет олицетворял Георгия Победоносца. Кстати, сегодня день Георгия Победоносца. Поздравляю вас с этим. 6 мая Русская Православная Церковь празднует данный день. Кто были первыми кавалерами ордена Святого Георгия Победоносца? Граф Орлов в 1769 году. Один из первых кавалеров был наш Пётр Иванович Панин, который штурмовал Бендерскую крепость и за это был награждён орденом Георгия Победоносца I степени. И у нас в Бендерах есть памятник Петру Ивановичу. Видите, первые люди в российской истории, получившие данный орден, даже они имеют отношение к Приднестровью. 

История этой ленты развивалась: появились георгиевские знамёна, георгиевское оружие, георгиевские трубы и т.д. История прекратилась в 1917 году, когда советская власть отменила все эти награды.  Следующее упоминание об этой ленте было в сентябре 1941 года, когда появились гвардейские соединения в советской армии во время Великой Отечественной войны. И тогда же в советском флоте появились эти символы – именно гвардейская лента, гвардейские символы. Она не называлась георгиевской, она называлась гвардейской. А потом в 1943 году появились Ордена славы трёх степеней, тоже с данной гвардейской, либо георгиевской лентой. А потом и другие награды стали обозначать именно этими цветами.

Поэтому моё мнение более глубокое. Георгиевская лента – это не символ Победы в Великой Отечественной войне. Это символ всех побед наших предков, начиная от Екатерины II, заканчивая днём сегодняшним. Это факт. Эта лента, она на самом деле связывает все наши исторические победы. И, кстати, в Приднестровье есть движение, которое называется не «Наследники Победы», как, к примеру, в Российской Федерации, а «Наследники Побед». Мы – наследники побед всех наших предков, всего русского оружия.  Наше движение изучает не только Великую Отечественную войну, но и Первую мировую войну, русско-турецкие воины, русско-японскую войну, наполеоновские войны. И там везде есть георгиевская лента, которая связывает все исторические события. А кто-то пытается украсть эту историю у нас, разорвать эту ленту, разрушить единство этих побед. Кто-то это делает по незнанию, просто делая какие-то заявления, а кто-то – умышленно. Я убеждён, что здесь работают целые институты, которые противодействуют движению под названием «Георгиевская лента», которая просто соединяет наши исторические события. Взять Русско-турецкую войну 1877-1878 гг. В результате данной войны, которую Российская Империя вела с Турцией,  получили независимость и Болгария, и Сербия, и Румыния, состоялись мирные договорные отношения: Берлинский трактат, Стефанский мирный договор, и т.д. То есть, мир был закреплён в Европе. Георгиевская лента – это символ и этой победы. Георгиевская лента – это и символ независимости Румынии, если так посмотреть. А кто-то пытается переврать и забыть это всё. Ну и, конечно же, победа в Великой Отечественной войне. Тут фантазёров великое множество. На самом деле всё очень просто. Есть государства гитлеровские. Не буду их называть. Откройте историю, посмотрите, кто входит туда, помимо Германии, кто был союзником Германии. Посмотрите географию лагерей смерти. Именно нацистская, фашистская идеология превратила многие европейские государства в полигоны смерти. В полигоны, на которых сжигали людей, травили в газовых камерах, пытали, проводили над ними опыты. И только благодаря жертвенности советского солдата, самоотдаче советской армии и ее союзников, подвигу всего советского народа удалось переломить хребет фашистской Германии, нацистской Германии и государств «оси», прекратить злодеяния. А сейчас пытаются говорить о том, что надо стремиться к пониманию, что надо их понять. В чём понять? Что понимать? Как это можно забыть? Мне нравится позиция, допустим, Израиля: они чётко отстаивают свои интересы, чётко заявляют о геноциде еврейского народа, говорят о Холокосте, защищают своих людей. Это нормально, это правильно. Молодцы. Так и мы должны.

Мы в Приднестровье не замалчиваем свои победы. Говорим о победах наших и о победе великого советского народа в страшнейшей Второй мировой войне. При этом мы также говорим и о Холокосте (у нас устанавливаются памятники), говорим и о других трагических событиях. Те, кто пытается переврать, пусть думает о последствиях. Всё это может повториться. И сейчас элементы повтора мы наблюдаем. С нацистами, с фашистами договариваться нельзя, как и с террористами. Я в этом глубоко убеждён. Это не от людей, это от нелюдей. Есть люди – есть нелюди. Поэтому, если есть символ, надо беречь его, как зеницу ока – и Знамя Победы, и звезду, и георгиевскую ленту.

Юрий Соловьев, Радио 1

Вадим Николаевич, какой фильм про Великую Отечественную войну Вы любите смотреть сами и какой бы Вы посоветовали посмотреть Майе Санду 9 мая?

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Вы знаете, на самом деле сказать, что я люблю смотреть фильмы про Великую Отечественную войну, наверное, было бы неправильно. Я люблю смотреть кинокомедии, люблю смотреть мультипликационные фильмы, фильмы развлекательного характера. Это я люблю. А вот «любить смотреть фильм про Великую Отечественную войну» – неправильная формулировка. Я смотрю их с болью, с уважением, с историческим интересом – это да. С болью в большей степени своей, потому что любой фильм про Великую Отечественную войну, как бы он ни был снят, это трагедия – трагедия людей, трагедия народов, трагедия Советского Союза и иных государств в конечном итоге.

Я говорил всегда о том, что в контексте Великой Отечественной Войны, Второй Мировой войны не надо говорить о победе над государством, надо в большей степени говорить о победе над идеологией фашизма и нацизма. Это самое, наверное, главное. Государства некоторые, понятное дело, тоже проиграли. Но самое главное – победа в отношении нацизма и фашизма. И поэтому я с болью и уважением смотрю такие фильмы.

Я люблю советский кинематограф в целом. Фильмы, которые я смотрю про Великую Отечественную войну, связанны с советским периодом. Почему? Наверное, потому, что ещё ветераны Великой Отечественной Войны играли в этих фильмах. И там меньше какой-то лжи, меньше спецэффектов, всё натурально. И чувствуется эта трагедия. Вот, к примеру, «Молодая гвардия», первый фильм «Молодая гвардия» снимали на месте тех самых шахт, куда сбрасывали молодогвардейцев, именно там и снимали, вы представляете какая энергетика у этого фильма? Это такая боль… Воспринимаешь, как на самом деле всё происходило. Или «А зори здесь тихие» – тяжелейший фильм. Как можно любить смотреть «А зори здесь тихие»?  Тяжело смотреть. Но надо смотреть. И «Батальоны просят огня», и «В бой идут одни старики» …

Президенту Молдовы могу рекомендовать «Иди и смотри» – фильм так и называется, он тоже связан с трагедией Великой Отечественной войны. Спокойно его смотреть нельзя и любить этот фильм нельзя. Надо смотреть. Идти и смотреть. Больше никаких слов и комментариев.

Игорь Авренев, ТСВ

Вадим Николаевич, в завершение хотел бы поблагодарить Вас за то, что Вы встретились с нами и ответили на наши вопросы. Вопросы, конечно, у всех об отношениях с соседями, о войне на Украине, вопросы будущего, того, что нас ждёт. Спасибо большое ещё раз, от меня и от моих коллег.

Вадим Красносельский, Президент ПМР

Спасибо за интересный диалог, это был именно диалог. Конечно, за данный период времени я не смог ответить, может быть, на все волнующие вопросы, может быть, не дал всю информацию, которую хотелось бы дать. Но самое главное, что я должен был сделать, это успокоить наших граждан, говоря о мире. Надеюсь, я достиг цели. Спасибо вам.

Источник: novostipmr.com

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Привет ПМР
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: